Коронавирус: гендерный аспект

Фото: Кейд Мартин, Unsplash

Пандемия Covid-19 показала, как биологические процессы могут быть политизированы, монетизированы и гендеризированы. В этих процессах, как и в любых других, есть привилегированные, а есть уязвимые — пожилые люди, люди с хроническими заболеваниями и иммунодефицитом, бедные, мигранты и, конечно, женщины. При этом неслучайно, что самыми незащищенными от последствий пандемии оказываются именно маргинализованные группы населения.

Экономический кризис

Одно из самых очевидных последствий пандемии: малые бизнесы оказываются на грани разорения, закрываются рестораны, театры, школы и университеты, страдает сфера туризма, теряют доходы авиакомпании. Большая часть официантов, учителей, бортпроводников, работников сферы услуг и культуры — женщины. Теряя прибыль, работодатели стремятся обезопасить себя от дополнительных расходов и экономят на зарплатах сотрудникам, вынуждая их выходить в отпуск за свой счет. В этом смысле главный девиз эпохи пандемии — #stayhome (оставайтесь дома) — не только ставит вопросах о привилегиях, но и содержит в себе много рисков: общественный консенсус о необходимости самоизоляции провоцирует принятие непродуманных и необеспеченных государственной финансовой поддержкой карантинных мер, главными жертвами которых становятся самые уязвимые группы.

Домашнее насилие

Вынужденное длительное нахождение в закрытом пространстве с абьюзером подвергает жертв домашнего насилия еще большему риску, поскольку у тех не остается времени на даже небольшую передышку. При этом, карантин и замкнутое пространство — не единственные опасные аспекты.

Играет роль и экономический кризис, который создает ситуацию напряжения и может спровоцировать абьюзера на еще большую агрессию, а также ставит жертву в большую опасность — у нее становится еще меньше финансовых возможностей уйти. Помимо этого, многие кризисные центры для женщин рискуют оказаться на грани закрытия, лишившись грантовой поддержки и пожертвований обедневшего населения.

Гендеризированная забота

По всему миру закрываются школы и детские сады, а СМИ призывают проявлять повышенное внимание к пожилым родственникам. Забота о детях и пожилых — традиционно «женская» обязанность, которая зачастую препятствует карьерному росту и самореализации женщин и в ситуации стабильности, а в эпоху пандемии становится вдвойне невыгодной. Женщины вынуждены брать отпуска за свой счет, чтобы смотреть за детьми и ухаживать за родственниками — многие теряют из-за этого работу. Согласно новому опросу NPR/PBS NewsHour / Marist, 18% американских семей сообщили об увольнении одного из членов, при этом женщины более уязвимы (21%), чем мужчины (18%). В России пока нет такой статистики, но гендерный аспект заботы хорошо показан в официальном заявлении мэра Москвы Сергея Собянина: «Обращаюсь с просьбой ко всем работодателям города Москвы <…> по возможности перевести часть ваших работников на работу из дома. Особенно это касается женщин, дети которых в ближайшие недели не будут ходить в школу». При этом, переход на дистанционную работу не избавляет женщин от связанных с заботой проблем, наоборот — они вынуждены одновременно работать, следить за детьми, готовить, закупать продукты, содержать дом.

Фото: Unsplash

Коронавирус — главный инфоповод последних месяцев, спровоцировавший повышение тревожности, страха и неопределенности. Важно понимать, что последствия распространения вируса — вина не вируса, а тех сложившихся систем, в рамках которых произошло его распространение. Современная феминистская теория не только сосредотачивается на критике таких систем с точки зрения женского вопроса, но использует более широкие инструменты: постгуманизм, антиколониализм и экополитики. Феминистские философки Донна Харауэй, Рози Брайдотти, Вандана Шива, Анна Левенхаупт-Цзин уже давно предупреждают о последствиях гуманистической уверенности во всевластии человека, а вирус обнажил их и дал нам шанс на переосмысление (ссылка на статью на англ. языке).

Вот некоторые из аспектов:

Вирус — не враг, но люди все равно ведут с ним войну

Президент США Дональд Трамп на днях заявил, что он «президент военного времени», борющийся с «невидимым врагом». Но военная риторика в отношении вируса не до конца оправдана и демонстрирует прежде всего опасность человека для всего мира. Несмотря на то, что существуют смертельно опасные для человека вирусы, вирусы также укрепляют здоровье людей, а главное — дарят человеку способность к рождению. У человека есть белок «синцитин», который участвует в формировании плаценты на ранних стадиях беременности. Синцитин — белок, созданный ретровирусом (а человеческое ДНК сильно загружено вирусным прошлым), который помогает слиться клеткам зародыша с маточным эпителием. Донна Харауэй, осмысляя процесс одомашнивания животных (как Других по отношению к человеку), говорит о принципе «жить с»: «Если у меня есть собака, то у моей собаки есть человек».

To see the Aside click here.To hide the Aside click here.
Так же и с вирусом: он ограничивает человеческое господство, подчиняет его себе и напоминает людям о необходимости межвидового и вообще планетарного взаимодействия, где они не могут всё контролировать. Вирусы — скорее наши друзья, с которыми нам нужно научиться жить, нежели вести ожесточенную войну. SARS-CoV-2 — теперь навсегда часть нашего ДНК.

Рынок животного мяса: вирус дал понять степень эксплуатации природы человеком

Вирусы, как правило, возникают у животных. Цепочка SARS-CoV-2: летучая мышь => панголин => человек. 96% генетической последовательности вируса относится к летучей мыши, а 4% — к панголинам. Китай известен своими рынками мяса и морепродуктов, где можно приобрести в том числе и мясо диких животных. В 1970-е в Китае началась экономическая либерализация, выведшая животноводство из-под контроля государства: предприниматели стали свободно разводить диких животных (летучих мышей, тигров, змей и т.д). В 1988 году был принят «Закон об охране диких животных». В нем дикие животные — «природный ресурс, принадлежащий государству», которое «охраняет интересы тех, кто развивает и использует эти ресурсы». Закон также направлен на одомашнивание диких зверей. По мере развития индустрии (в 2017 году отрасль оценивали в 57 миллиардов фунтов стерлингов) стали появляться нелегальные рынки сбыта диких животных, находящихся на грани исчезновения. К ним относятся панголины — предмет роскоши на обеденном столе. В 2016 году государство официально разрешило торговлю панголинами. На рынках вирусы распространяются быстро — человеку они передаются либо через контакт, либо через употребление. Например, доктор Жак Перин утверждал, что ВИЧ передался человеку вследствие употребления (в том числе и европейцами) мяса шимпанзе. Сегодня власти Китая ужесточили контроль за такими рынками (сразу же был закрыт рынок в Ухане), но так было и в 2002 году ввиду эпидемии SARS-CoV — после нее рынки снова были открыты.

Вирус указал на евроцентричность и обнажил абсурдность расизма

Вирус — сущность, сильно отличающаяся, например, от бактерий. Бактерия — единичная, но сложная клетка. Вирус же намного меньше — он сам не является клеткой, но селится в них и активно размножается. Таким образом вирус не знает границ: ему безразлично, гражданин вы «развитого» Евросоюза или «тоталитарного» Китая. Когда в январе стало известно, что в китайской провинции вспыхнула инфекция, вызывающая острую пневмонию, в западном мире почти не было паники — европейские страны были уверены, что число жертв в Китае объясняется его отсталостью. Однако в мире глобальных экономических сетей и логистик, где Китай можно назвать «всемирной фабрикой», вряд ли возможна ситуация сдерживания таких явлений. Это эффект самой глобальной экономики, где «отсталые» страны целиком рассматриваются как ресурсы — от зёрен до людей. Показательно также то, что европейцы приняли на себя роль дискриминируемых: министр здравоохранения Тайланда заявил, что нужно опасаться и игнорировать белых людей, потому что они распространяют грязь и инфекции, в отличие от азиатов. То есть локализовать вирус невозможно, а следовательно — нельзя ни на кого наложить вину и таким образом дискриминировать (вспомним, что в Россию вирус попадает именно из Европы, а не из Китая, с которым она граничит).

Текст публикуется с любезного разрешения группы российских исследовательниц-феминисток FEM TALKS, впервые опубликованный в Facebook.

 

3
FacebookTwitterEmail

Помоги развиться эстонским феминистическим идеям!

Твои пожертвования позволят сохранить деятельность Феминистериума – начать новые проекты, платить авторам и развивать местные феминистические идеи.

Пожертвуй

Читайте также

Май: жажда видения

На смену страху заболеть пришел страх перед будущим. Как мы выйдем из всего этого, и какой будет жизнь бок о…